брюшной тиф

Брюшной тиф

Брюшной тиф

Брюшной тиф — острая антропонозная инфекционная болезнь с фекально-
оральным механизмом передачи, характеризующаяся циклическим течением,
интоксикацией, бактериемией и язвенным поражением лимфатического аппарата
тонкой кишки.
код по Мкб-10
А01.0. Брюшной тиф.
этиология
Возбудитель — Salmonella typhi, принадлежит к роду Salmonella, серологической
группе D, семейству кишечных бактерий Enterobacteriaceae.
S. typhi имеет форму палочки с закруглёнными концами, спор и капсул не
образует, подвижна, грамотрицательна, лучше растёт на питательных средах,
содержащих жёлчь. При её разрушении происходит освобождение эндотоксина.
Антигенная структура S. typhi представлена О-, Н- и Vi-антигенами, определяющи-
ми выработку соответствующих агглютининов.
S. typhi относительно хорошо сохраняется при низких температурах, чувствитель-
на к нагреванию: при 56 °С погибает в течение 45–60 мин, при 60 °С — через 30 мин,
при кипячении — за несколько секунд (при 100 °С почти мгновенно). Благоприятная
среда для бактерий — пищевые продукты (молоко, сметана, творог, мясной фарш,
студень), в которых они не только сохраняются, но и способны к размножению.
эпидемиология
Брюшной тиф относят к группе кишечных инфекций и типичным антропонозам.
Источник инфекции — только человек — больной или бактериовыделитель, из
организма которого возбудители брюшного тифа выделяются во внешнюю среду, в
основном с испражнениями, реже — с мочой. С испражнениями возбудитель выде-
ляется с первых дней болезни, но массивное выделение начинается после седьмого
дня, достигает максимума в разгар болезни и уменьшается в период реконвалес-
ценции. Бактериовыделение в большинстве случаев продолжается не более 3 мес
(острое бактериовыделение), но у 3–5% формируется хроническое кишечное или
реже — мочевое бактериовыделение. Наиболее опасны в эпидемиологическом
отношении мочевые носители в связи с массивностью бактериовыделения.
Для брюшного тифа характерен фекально-оральный механизм передачи возбу-
дителя, который может осуществляться водным, пищевым и контактно-бытовым
путём. Передача возбудителя брюшного тифа через воду, преобладавшая в про-
шлом, играет существенную роль и в настоящее время. Водные эпидемии нарас-
тают бурно, но быстро завершаются, когда прекращают пользоваться заражённым
источником воды. Если эпидемии связаны с употреблением воды из загрязнённого
колодца, заболевания носят обычно очаговый характер.
Спорадические заболевания в настоящее время нередко обусловлены упо-
треблением воды из открытых водоёмов и технической воды, используемой на
различных промышленных предприятиях. Возможны вспышки, связанные с упо-
треблением пищевых продуктов, в которых брюшнотифозные бактерии могут
длительно сохраняться и размножаться (молоко). Заражение может происходить
также контактно-бытовым путём, при котором факторами передачи становятся окружающие предметы. Восприимчивость к брюшному тифу значительная.
Индекс контагиозности составляет 0,4. Наиболее часто заболевают люди в возрас-
те от 15 до 40 лет.
После перенесённого заболевания вырабатывается стойкий, обычно пожизнен-
ный иммунитет, однако в последние годы в связи с антибиотикотерапией больных
и её иммунодепрессивным действием, по-видимому, напряжённость и длитель-
ность приобретённого иммунитета стали меньше, вследствие чего увеличилась
частота повторных заболеваний брюшным тифом.
Для брюшного тифа при эпидемическом распространении характерна летне-осенняя сезонность.
Меры проФилактики
Специфические
По эпидемиологическим показаниям (заболеваемость выше 25 на 100 тыс.
населения, выезд в страны с высокой заболеваемостью, постоянный контакт с бак-
терионосителем в условиях, способствующих заражению) проводят вакцинацию
брюшнотифозной спиртовой сухой вакциной (тифивак ). Вакцину применяют в
возрасте 15–55 лет. Вводят подкожно в дозе 0,5 мл, вторая прививка через 1 мес в
дозе 1 мл, ревакцинация через 2 года в дозе 1 мл. С 3-летнего возраста применяют
вакцину брюшнотифозную Vi-полисахаридную жидкую (вианвак ) в дозе 0,5 мл
подкожно однократно. Ревакцинация в той же дозе через 3 года.
неспецифические
Неспецифическая профилактика включает контроль за водоснабжением, обез-
зараживание питьевой воды, дезинфекцию сточных вод, соблюдение правил
приготовления, хранения и реализации продуктов питания, соблюдение лич-
ной гигиены, санитарно-просветительную работу с населением, благоустройство
жилых мест. Работников пищевых предприятий, детских учреждений обследуют
при поступлении на работу, чтобы своевременно выявить носительство (бактерио-
логическое исследование кала, РПГА с O- и Vi-диагностикумами).
В очаге брюшного тифа проводят эпидемиологическое обследование с целью
выявить источник возбудителя и факторы передачи. По каждому случаю болезни
направляют экстренное извещение в органы Санэпиднадзора. Больных госпитали-
зируют. В очаге проводят заключительную дезинфекцию. За контактными лицами
устанавливают наблюдение на 21 день, их обследуют на бактерионосительство.
Работников пищевых и детских учреждений, а также детей, посещающих их, не
допускают в них, пока не получены результаты обследования (бактериологическое
исследование кала, РПГА с Vi-антигеном).
патогенез
Патогенез
Для патогенеза брюшного тифа характерны цикличность и развитие опреде-
лённых патофизиологических и морфологических изменений. Заражение про-
исходит через рот, и первичным местом локализации возбудителей оказывается
пищеварительный тракт. Особо следует отметить, что заражение не всегда влечёт
за собой развитие болезни. Возбудитель может погибнуть в желудке под влиянием
бактерицидных свойств желудочного сока и даже в лимфоидных образованиях
тонкой кишки. Преодолев желудочный барьер, возбудитель попадает в тонкую
кишку, где происходят его размножение, фиксация солитарными и групповыми
лимфоидными фолликулами с дальнейшим накоплением возбудителя, который по
лимфатическим сосудам проникает в мезентериальные лимфатические узлы. Эти
процессы сопровождаются воспалением лимфоидных элементов тонкой, а неред-
ко и проксимального отдела толстой кишки, лимфангитом и мезаденитом. Они
развиваются в течение инкубационного периода, в конце которого возбудитель прорывается в кровяное русло и развивается бактериемия, которая с каждым днём
становится интенсивнее. Под влиянием бактерицидных систем крови лизируется
возбудитель, высвобождаются ЛПС и развивается интоксикационный синдром,
который проявляется лихорадкой, поражением ЦНС в виде адинамии, затормо-
женности, нарушений сна, поражением вегетативной нервной системы, харак-
теризующимся бледностью кожных покровов, уменьшением частоты сердечных
сокращений, парезом кишечника и задержкой стула. Этот период примерно соот-
ветствует первым 5–7 дням болезни. Воспаление лимфоидных элементов кишки
достигает максимума и характеризуется как мозговидное набухание.
Бактериемию сопровождает обсеменение внутренних органов, прежде всего
печени, селезёнки, почек, костного мозга, в них формируются специфические вос-
палительные гранулёмы. Этот процесс сопровождается нарастанием интоксикации
и появлением новых симптомов: гепатоспленомегалией, усилением нейротоксикоза,
характерными изменениями картины крови. Одновременно происходят стимуляция
фагоцитоза, синтез бактерицидных антител, специфическая сенсибилизация орга-
низма, резко возрастает выделение возбудителя в окружающую среду через жёлчь
и мочевыделительную систему. Сенсибилизация проявляется появлением сыпи,
элементы которой — очаг гиперергического воспаления в месте скопления возбуди-
теля в сосудах кожи. Повторное проникновение возбудителя в кишечник вызывает
местную анафилактическую реакцию в виде некроза лимфоидных образований.
На третьей неделе отмечают тенденцию к снижению интенсивности бакте-
риемии. Органные поражения сохраняются. В кишечнике происходит отторжение
некротических масс и формируются язвы, с наличием которых связаны типичные
осложнения брюшного тифа — перфорация язв с развитием перитонита и кишеч-
ное кровотечение. Следует подчеркнуть, что в развитии кровотечений существен-
ную роль играют нарушения в системе гемостаза.
На 4-й неделе резко снижается интенсивность бактериемии, активируется
фагоцитоз, регрессируют гранулёмы в органах, уменьшается интоксикация, сни-
жается температура тела. Происходит очищение язв в кишечнике и начинается
их рубцевание, острая фаза болезни завершается. Однако в силу несовершенства
фагоцитоза возбудитель может сохраняться в клетках системы моноцитарных
фагоцитов, что при недостаточном уровне иммунитета приводит к обострениям и
рецидивам болезни, а при наличии иммунологической недостаточности — к хро-
ническому носительству, которое при брюшном тифе рассматривают как форму
инфекционного процесса. При этом из первичных очагов в системе моноцитарных
фагоцитов возбудитель проникает в кровь, а затем в жёлчь и мочевыделительную
систему с формированием вторичных очагов. В этих случаях возможны хрониче-
ский холецистит, пиелит.
Иммунитет при брюшном тифе длительный, но бывают повторные случаи
заболевания через 20–30 лет. В связи с применением антибиотикотерапии и недостаточной прочностью иммунитета повторные случаи заболевания возникают в
более ранние сроки.
клиническая картина
Инкубационный период составляет от 3 до 21, чаще 9–14 дней, что зависит от
дозы проникшего инфекта, его вирулентности, пути заражения (более короткий
при пищевом и более длительный при заражении через воду и при прямом контак-
те) и состояния макроорганизма.
классификация
• По характеру течения:
G типичный;
G атипичный (стёртый, абортивный, амбулаторный; редко встречающиеся формы:
пневмотиф, менинготиф, нефротиф, колотиф, тифозный гастроэнтерит).

• По длительности:
G острый;
G с обострениями и рецидивами.
• По тяжести течения:
G лёгкий;
G средней тяжести;
G тяжёлый.
• По наличию осложнений:
G неосложнённый;
G осложнённый:
– специфические осложнения (кишечное кровотечение, перфорация ки-
шечника, ИТШ),
– неспецифические (пневмония, эпидемический паротит, холецистит,
тромбофлебит, отиты и др.).
основные симптомы и динамика их развития
Начальный период брюшного тифа характеризуется постепенным или острым
развитием интоксикационного синдрома. При современном течении почти одина-
ково часто встречают оба варианта.
При постепенном нарастании симптомов в первые дни больные отмечают повы-
шенную утомляемость, нарастающую слабость, познабливание, усиливающуюся
головную боль, ухудшение или отсутствие аппетита.
Температура тела ступенеобразно повышается и к 5–7-му дню болезни достига-
ет 39–40 °С. При остром начале уже в первые 2–3 дня все симптомы интоксикации
достигают полного развития, т.е. сокращается продолжительность начального
периода, следствием чего становятся диагностические ошибки и поздняя госпита-
лизация.
При обследовании больных в начальном периоде болезни обращают на себя
внимание некоторая заторможенность и адинамия. Пациенты безучастны к окру-
жающему, на вопросы отвечают односложно, не сразу. Лицо бледное или слегка
гиперемированное, иногда немного пастозное. При более короткой инкубации
чаще отмечают и более бурное начало болезни.
Изменения со стороны сердечно-сосудистой системы в начальном периоде
характеризуются относительной брадикардией, артериальной гипотензией. У
части больных отмечают кашель или заложенность носа. Аускультативно над
лёгкими нередко выслушивают жёсткое дыхание и рассеянные сухие хрипы, что
свидетельствует о развитии диффузного бронхита.
Язык обычно утолщён, с отпечатками зубов на боковых поверхностях. Спинка
языка покрыта массивным серовато-белым налётом, края и кончик свободны от
налёта, имеют насыщенно-розовый или красный цвет. Зев слегка гиперемирован,
иногда наблюдают увеличение и гиперемию миндалин. Живот умеренно вздут.
Пальпаторно в правой подвздошной области определяют грубое, крупнокалибер-
ное урчание в слепой кишке и мелкокалиберное урчание и болезненность по ходу
терминального отдела подвздошной кишки, свидетельствующие о наличии илеи-
та. Определяют укорочение перкуторного звука в илеоцекальной области (сим-
птом Падалки), что обусловлено гиперплазией, наличием мезаденита. Об этом же
свидетельствует и положительный «перекрёстный» симптом Штернберга. Стул с
наклонностью к запору. К концу 1-й недели болезни увеличиваются и становятся
доступными пальпации печень и селезёнка.
Гемограмма в первые 2–3 дня характеризуется умеренным лейкоцитозом, а с
4–5-го дня болезни определяют лейкопению со сдвигом влево; их степень зависит
от тяжести заболевания. Кроме того, наблюдают анэозинофилию, относительный
лимфоцитоз и тромбоцитопениию. СОЭ умеренно увеличена. Эти изменения в

гемограмме — закономерное следствие специфического воздействия токсинов
брюшнотифозных сальмонелл на костный мозг и скопления лейкоцитов в лим-
фатических образованиях брюшной полости. Отмечают олигурию. Определяют
изменения в урограмме: протеинурию, микрогематурию, цилиндрурию, которые
укладываются в синдром «инфекционно-токсической почки» .
Все симптомы заболевания достигают максимального развития к концу пер-
вой — началу второй недели, когда наступает период разгара болезни. Этот период
продолжается от нескольких дней до 2–3 нед и является самым тяжёлым для боль-
ного. При современном течении этот период болезни значительно короче и легче,
его характеризуют нарастание интоксикации и высокая лихорадка, изменения со
стороны ЦНС. Больные находятся в состоянии ступора. В тяжёлых случаях они
не ориентируются в месте и времени, плохо узнают окружающих, сонливы днём
и не спят ночью, ни на что не жалуются, иногда бредят. Эти изменения нервно-
психического состояния характеризуют тифозный статус, который при современ-
ном течении встречают редко.
У отдельных больных на второй неделе заболевания возникают небольшие
изъязвления на передних нёбных дужках — ангина Дюге. Температура тела в этот
период повышена до 39–40 °С и в дальнейшем может иметь постоянный или вол-
нообразный характер.
У 55–70% заболевших брюшным тифом на 8–10-й день болезни на коже воз-
никает характерная экзантема — розовато-красные розеолы диаметром 2–3 мм,
расположенные преимущественно на коже живота и нижней части груди, а в слу-
чаях обильного высыпания охватывающие и конечности. Сыпь мономорфная; как
правило, скудная; число элементов редко превышает 6–8. Розеолы нередко слегка
возвышаются над уровнем кожи (roseola elevata) и хорошо заметны на её бледном
фоне. При надавливании или растяжении кожи по краям от розеол они исчезают,
после чего возникают вновь, что указывает на их воспалительный характер. При
тяжёлых формах сыпь может приобретать петехиальный характер. Длительность
существования розеол от 1 до 5 дней, чаще 3–4 дня. После исчезновения сыпи
остаётся едва заметная пигментация кожи. Характерен феномен подсыпания, что
связано с волнообразным течением бактериемии. Розеолы могут появиться и в
первые дни периода реконвалесценции при нормальной температуре.
У части больных обнаруживают симптом Филипповича — желтушное окра-
шивание кожи ладоней и подошв стоп — эндогенную каротиновую гиперхромию
кожи, возникающую вследствие того, что нарушается превращение каротина в
витамин А как результат поражения печени.
В разгар болезни сохраняется относительная брадикардия, возникает дикротия
пульса, ещё более снижается артериальное и венозное давление, аускультативно —
глухость тонов сердца, на верхушке и основании сердца выслушивают негрубый
систолический шум.
У больных брюшным тифом наблюдают снижение сосудистого тонуса, а у 1,4%
больных — острую сосудистую недостаточность. Внезапная тахикардия может
свидетельствовать об осложнениях: кишечном кровотечении, прободении кишеч-
ника, коллапсе — и имеет плохое прогностическое значение.
Изменения со стороны органов дыхания в этом периоде выражены явлениями
бронхита. Возможна и пневмония, обусловленная как самим возбудителем брюш-
ного тифа, так и сопутствующей микрофлорой.
Изменения со стороны органов пищеварения в разгар заболевания достигают
максимальной выраженности. Губы сухие, нередко покрыты корочками, с тре-
щинами. Язык утолщён, густо обложен серо-коричневатым налётом, края и кон-
чик его ярко-красного цвета с отпечатками зубов («тифозный», «поджаренный»
язык). В тяжёлых случаях язык становится сухим и принимает фулигинозный вид
в связи с появлением кровоточащих поперечных трещин. Сухость языка — при-

знак поражения вегетативной нервной системы. Живот вздут. Отмечают задержку
стула, в некоторых случаях он жидкий, зеленоватого цвета, иногда в виде «горо-
хового супа». Отчётливыми становятся урчание и болезненность при пальпации
илеоцекального отдела кишечника, положительный симптом Падалки. Печень и
селезёнка увеличены. Иногда возникает холецистит, причём у женщин он бывает
чаще.
В разгар болезни уменьшается количество мочи. Определяют протеинурию,
микрогематурию, цилиндрурию. Возникает бактериурия, которая иногда приво-
дит к пиелиту и циститу. В отдельных случаях могут развиваться мастит, орхит,
эпидидимит, дисменорея, у беременных — преждевременные роды или аборт.
В период разгара болезни могут возникать такие опасные осложнения, как
перфорация брюшнотифозных язв и кишечное кровотечение, которые встречают
соответственно у 1–8% и 0,5–8% больных брюшным тифом.
Период разрешения болезни не превышает одной недели и характеризуется
снижением температуры, которая нередко перед нормализацией приобретает
амфиболический характер, т.е. суточные колебания достигают 2,0–3,0 °С. Исчезает
головная боль, нормализуется сон, улучшается аппетит, очищается и увлажняется
язык, увеличивается диурез.
При современном течении брюшного тифа температура чаще снижается коротким
лизисом без амфиболической стадии. Однако нормальную температуру не следует
воспринимать как признак выздоровления. Длительно сохраняются слабость, повы-
шенная раздражительность, лабильность психики, снижение массы тела. Возможна
субфебрильная температура как результат вегетативно-эндокринных расстройств. В
этом периоде могут быть поздние осложнения: тромбофлебит, холецистит.
В последующем нарушенные функции восстанавливаются, организм освобож-
дается от возбудителей. Это период выздоровления, для которого характерен
астеновегетативный синдром в течение 2–4 нед. В периоде выздоровления среди
перенёсших брюшной тиф 3–5% становятся хроническими бактерионосителями.
Обострения и рецидивы. На спаде болезни, но ещё до нормализации темпе-
ратуры возможны обострения, характеризующиеся задержкой инфекционного
процесса: нарастают лихорадка и интоксикация, появляются свежие розеолы, уве-
личивается селезёнка. Обострения чаще бывают однократными, а при неправиль-
ном лечении и повторными. В условиях антибиотикотерапии и при современном
течении болезни обострения наблюдают редко.
Рецидивы, или возврат болезни, наступают уже при нормальной температуре
и исчезнувшей интоксикации. В современных условиях частота рецидивов уве-
личилась, что, по-видимому, можно связать с использованием хлорамфеникола,
обладающего бактериостатическим действием, и особенно — глюкокортикоидов.
Предшественники рецидива — субфебрилитет, сохранение гепатоспленомегалии,
анэозинофилии, низкий уровень антител. Клиническую картину рецидива, повто-
ряющую картину брюшного тифа, всё же отличают более лёгкое течение, более
быстрый подъём температуры, раннее появление сыпи, менее выраженные сим-
птомы общей интоксикации. Их продолжительность — от одного дня до несколь-
ких недель; возможны два, три рецидива и более.
осложнения
Кишечное кровотечение чаще возникает в конце второй и на третьей неделе
болезни. Оно может быть профузным и незначительным в зависимости от вели-
чины ульцерированного кровеносного сосуда, состояния свёртываемости крови,
тромбообразования, величины АД и т.д. В ряде случаев имеет характер капилляр-
ного кровотечения из кишечных язв.
Некоторые авторы указывают, что преходящее повышение АД, исчезновение
дикротии пульса, учащение пульса, критическое снижение температуры, понос заставляют опасаться кишечного кровотечения. Кровотечению способствуют
метеоризм и усиленная перистальтика кишечника.
Прямой признак кровотечения — мелена (дёгтеобразный стул). Иногда в
испражнениях отмечают наличие алой крови. Общие симптомы внутреннего
кровотечения — бледность кожных покровов, падение АД, учащение пульса, кри-
тическое снижение температуры тела, что сопровождается прояснением сознания,
активизацией больного и создаёт иллюзию, что его состояние улучшилось. При
массивных кровотечениях может развиться геморрагический шок, что имеет
серьёзный прогноз. Вследствие уменьшения объёма циркулирующей крови за
счёт депонирования крови в чревных сосудах больные очень чувствительны к
кровопотере и общие симптомы кровотечения могут появиться при кровопотерях
значительно меньших, чем у здоровых. Наиболее опасны кровотечения из толстой
кишки. Кровотечения могут быть однократными и повторными — до шести раз и
более, из-за нарушений свёртываемости крови могут длиться по несколько часов.
Более грозное осложнение — прободение кишки, которое встречают у 0,5–8%
больных. Наблюдения свидетельствуют, что зависимость между анатомическими
изменениями и тяжестью интоксикации отсутствует, поэтому затрудняется воз-
можность предсказать развитие перфорации. Чаще она возникает в терминальном
отделе подвздошной кишки на расстоянии примерно 20–40 см от илеоцекально-
го клапана. Обычно возникает одно (реже два или три и более) перфоративное
отверстие размерами до двухрублёвой монеты. Изредка прободение возникает в
толстой кишке, жёлчном пузыре, червеобразном отростке, лимфатический аппа-
рат которого активно вовлекается в воспалительный процесс. Перфорации обычно
бывают однократными, но встречают трёх- и пятикратные, и возникают они чаще
у мужчин.
Клинические проявления перфорации — острая боль в животе, локализую-
щаяся в эпигастральной области несколько правее от срединной линии, мышечное
напряжение брюшного пресса, положительный симптом Щёткина–Блюмберга.
Пульс частый, слабого наполнения, лицо бледнеет, кожа покрыта холодным
потом, дыхание учащено, в ряде случаев отмечают тяжёлый коллапс. Наиболее
важные клинические признаки прободения кишки — боль, мышечная защита,
метеоризм, исчезновение перистальтики. Боль, особенно «кинжальная», не всегда
выражена, особенно при наличии тифозного статуса, из-за чего врачи зачастую
совершают ошибки при постановке диагноза.
Важные симптомы — метеоризм в сочетании с икотой, рвотой, дизурией и
отсутствием печёночной тупости. Независимо от интенсивности боли у больных
определяют местную ригидность мышц в правой подвздошной области, но по мере
прогрессирования процесса напряжение мышц живота становится более распро-
странённым и выраженным.
Перфорации кишки способствуют метеоризм, повышенная перистальтика,
травмы живота. Развитие перитонита возможно и при глубокой пенетрации
брюшнотифозных язв, при некрозе мезентериальных лимфатических узлов,
нагноении инфаркта селезёнки, тифозного сальпингита. Способствуют развитию
кишечных кровотечений и перфораций поздняя госпитализация и поздно начатая
специфическая терапия
Картина перфорации и перитонита на фоне антибиотикотерапии часто бывает
стёртой, поэтому даже нерезкие боли в животе должны привлечь внимание врача, а
нарастание лихорадки, интоксикации, метеоризма, тахикардия, лейкоцитоз крови
даже при отсутствии локальных симптомов указывают на развитие перитонита.
У 0,5–0,7% больных, как правило, в периоде разгара болезни развивается ИТШ.
Клиническую картину ИТШ характеризуют внезапное резкое ухудшение состоя-
ния, озноб, гипертермия, спутанность сознания, артериальная гипотензия, лейко-
и нейтропения. Кожа становится бледной, влажной, холодной, нарастают цианоз,тахикардия, развиваются ДН («шоковое лёгкое»), олигурия. В крови отмечают
азотемию (повышается концентрация мочевины и креатинина).
летальность и причины смерти
При лечении антибиотиками летальность менее 1%, основные причины смер-
ти — перитонит, ИТШ.
диагностика
Диагностика брюшного тифа основана на эпидемиологических, клинических и
лабораторных данных.
клиническая диагностика
Из эпидемиологических данных существенны контакт с лихорадящими боль-
ными, употребление необеззараженной воды, немытых овощей и фруктов, неки-
пячёного молока и молочных продуктов, приготовленных из него и приобретён-
ных у частных лиц, питание в предприятиях общественного питания с признаками
санитарного неблагополучия, высокая заболеваемость кишечными инфекциями
в месте пребывания больного. Из клинических данных наиболее важны высо-
кая лихорадка, розеолёзная сыпь, адинамия, характерный вид языка, метеоризм,
увеличение печени и селезёнки, задержка стула, заторможенность, нарушение сна,
головная боль, анорексия. Все больные с лихорадкой неясного генеза должны
быть обследованы амбулаторно на брюшной тиф.
Специфическая и неспецифическая лабораторная диагностика
Наиболее информативный метод — выделение гемокультуры возбудителя.
Положительный результат может быть получен на протяжении всего лихорадоч-
ного периода, но чаще в начале болезни. Посев крови следует производить в тече-
ние 2–3 дней ежедневно, первый раз — желательно до назначения антимикробных
препаратов. Кровь берут в количестве 10–20 мл и засевают соответственно на
100–200 мл среды Раппопорта или жёлчного бульона. Со второй недели болезни
вплоть до выздоровления возможно выделение копро-, урино- и билиокультуры,
однако при положительном результате исследования нужно исключить возмож-
ность хронического носительства. Исследование жёлчи проводят на десятый день
после нормализации температуры тела. Посевы этих субстратов, а также скарифи-
ката розеол, мокроты, СМЖ производят на селективные среды (висмутсульфат-
ный агар, среды Плоскирева, агары Эндо и Левина). Предварительный результат
бактериологического исследования может быть получен через двое суток, оконча-
тельный, включая определение чувствительности к антибиотикам и фаготипиро-
вание, — через 4–5 сут.
Для подтверждения диагноза используют также РА (реакция Видаля), а также
более чувствительную и специфическую РНГА с H-, O- и Vi-антигеном, кото-
рая почти полностью вытеснила реакцию Видаля. Исследование проводят при
поступлении и через 7–10 сут. Диагностическое значение имеет нарастание
титра О-антител в четыре раза или титр 1:200 и выше. Положительная реакция с
Н-антигеном свидетельствует о перенесённом ранее заболевании или вакцинации,
с Vi-антигеном — о хроническом брюшнотифозном носительстве. В последние
годы для диагностики брюшного тифа применяют также ИФА.
дифференциальная диагностика
Дифференциальную диагностику проводят со многими болезнями, протекаю-
щими с лихорадкой; чаще с гриппом, пневмонией, аденовирусной инфекцией, а
также с малярией, бруцеллёзом, лептоспирозом, орнитозом, риккетсиозом, трихи-
неллёзом, генерализованной формой иерсиниозов, сепсисом, милиарным туберку-
лёзом .
показания к консультации других специалистов
Консультация хирурга — при развитии кишечного кровотечения или перфорации кишечника.
пример формулировки диагноза
А01.0. Брюшной тиф, тяжёлое течение. Осложнение: кишечное кровотечение.

лечение

Современное лечение больных брюшным тифом строят на комплексном применении этиотропной и патогенетической терапии .

Основные направления терапевтических мероприятий

Препараты, схемы применения

Диетотерапия Весь лихорадочный период — стол 4А, затем 4, 2 и 13
Антибактериальная терапия В связи с широким распространением штаммов S. typhi, устойчивых
к хлорамфениколу, ампициллину, ко-тримоксазолу, препаратами
выбора стали фторхинолоны: ципрофлоксацин по 0,5–0,75 г два
раза в день после еды; офлоксацин по 0,2–0,4 г два раза в день
внутрь или в/в; пефлоксацин по 0,4 г два раза в день внутрь или
в/в. Высокоэффективен цефтриаксон (альтернативный препарат) по
1,0–2,0 г в/в один раз в сутки. Антибиотикотерапию проводят до
10-го дня после нормализации температуры тела

Иммунотерапия — по показаниям (Пентоксил , метацил , тимоген , брюшнотифозная вакцина
длительное бактериовыделение, обострения, рецедивы)
Дезинтоксикационная терапия — по показаниям (тифозный статус, артерикин , реамберин и др.Внутривенно раствор Рингера , 5% раствор глюкозы , реополиглюальная гипотензия, гипертермия и другие проявления интоксикации)
Витаминотерапия, антиоксидантная Аскорбиновая кислота — в течение 20–30 дней по 0,05 г три раза в день,
терапия по индивидуальным показаниям аевит — по 1 капсуле (0,2 мл) три раза в день, унитиол — 0,25- 0,5 г ежедневно или через день; цитохром С — в/в по 5 мл, витамин Е по 0,05–0,1 г/сут.

По федеральным стандартам, объёма медицинской помощи, оказываемой боль-
ным брюшным тифом, средняя длительность госпитализации больных лёгкой
формой составляет 25 дней, среднетяжёлой — 30 дней, тяжёлой — 45 дней.
Терапию больных брюшным тифом, в соответствии с федеральными стан-
дартами, проводят по следующим направлениям: антибактериальная, дезинток-
сикационные и плазмозаменяющие растворы, десенсибилизирующие средства,
витаминотерапия, спазмолитики, биопрепараты, симптоматические средства,
аминокислоты, сахара и препараты для парентерального питания, гормоны и их
аналоги (по показаниям) .
До шестого-седьмого дня нормальной температуры больному необходимо
соблюдать постельный режим, с седьмого-восьмого дня разрешают сидеть, а с
десятого-одиннадцатого дня нормальной температуры при отсутствии противопо-
казаний разрешают ходить.
Выписку переболевших из стационара производят после клинического выздо-
ровления, но не ранее 21–23-го дня с момента нормализации температуры и после
получения двукратного отрицательного бактериологического исследования кала и
мочи и однократного — дуоденального содержимого.
клинические рекОмендации пО забОлеваниям
прогноз
В доантибиотический период летальность при брюшном тифе составляла 3–20%, при современной терапии — 0,1–0,3%.

диспансеризация
Переболевшие брюшным тифом независимо от профессии и занятости после
выписки из больницы подлежат диспансерному наблюдению в КИЗе поликлиники
на протяжении 3 мес. Для своевременного выявления рецидива за реконвалесцен-
тами устанавливают медицинское наблюдение с термометрией один раз в неделю
в первые 2 мес и один раз в 2 нед в течение 3-го месяца.
У всех переболевших брюшным тифом (кроме работников пищевых пред-
приятий и лиц, приравненных к ним) в течение 3-месячного диспансерного
наблюдения ежемесячно производят однократное бактериологическое исследо-
вание кала и мочи, а к концу третьего месяца дополнительно — посев жёлчи и
реакцию Vi-гемагглютинации. Далее эти лица состоят на учёте органов санитарно-
эпидемического надзора на протяжении двух лет. За этот период у них два раза в
год производят бактериологическое исследование кала и мочи, а в конце срока
наблюдения — посев жёлчи. При отрицательных результатах бактериологических
исследований переболевших снимают с учёта.
Реконвалесцентов брюшного тифа из числа работников пищевых предприятий и
лиц, приравненных к ним, не допускают к работе по специальности в течение меся-
ца после выписки из больницы. В это время, помимо медицинского наблюдения,
необходимо проводить пятикратное бактериологическое исследование кала и мочи
с интервалом 1–2 дня, однократный посев жёлчи и реакцию Vi-гемагглютинации.
Лиц с положительной реакцией Vi-гемагглютинации не допускают к работе. У них
проводят дополнительное бактериологическое исследование выделений не менее
пяти раз и жёлчи — один раз. Только при отрицательных результатах бактериоло-
гического исследования и хорошем самочувствии таких реконвалесцентов допу-
скают к работе по специальности.
При получении отрицательных результатов реконвалесцентов допускают к
работе в пищевые и приравненные к ним учреждения с обязательным ежемесяч-
ным бактериологическим исследованием кала и мочи в течение года и к концу
третьего месяца — с посевом жёлчи и постановкой реакции Vi-гемагглютинации.
В последующем эти лица состоят на учёте в КИЗе в течение 5 лет с ежекварталь-
ным бактериологическим исследованием кала и мочи, а затем на протяжении всей
трудовой деятельности у них ежегодно двукратно производят бактериологическое
исследование кала и мочи.
Хронические бактерионосители тифозных микробов пожизненно пребывают на
учёте органов санитарно-эпидемического надзора и в КИЗе и два раза в год под-
вергаются бактериологическому исследованию и клиническому обследованию.
На таком же учёте состоят и подлежат аналогичному обследованию реконвалес-
центы брюшного тифа, у которых во время пребывания в стационаре были выде-
лены брюшнотифозные микробы из жёлчи. Хронических бактерионосителей, а
также проживающих вместе с ними лиц отстраняют от работы на предприятиях
пищевой промышленности, общественного питания и торговли, в медицинских,
санаторно-курортных учреждениях, аптеках и др.
памятка для пациентов
Рекомендуется рациональное трудоустройство реконвалесцентов на 2–3 мес
с освобождением от тяжёлого физического труда, занятий спортом, команди-
ровок. Диетическое питание сроком на 2–3 мес с исключением острой пищи,
алкоголя, животных жиров, соблюдение режима питания и правил личной
гигиены.