ОПИОИДНЫЕ (НАРКОТИЧЕСКИЕ) АНАЛЬГЕТИКИ И ИХ АНТАГОНИСТЫ  

 

Фармакологические эффекты опиоидных анальгетиков и их антагонистов обусловлены

взаимодействием с опиоидными рецепторами, которые обнаружены как в ЦНС, так и в

периферических тканях.

 

Исходя из принципа взаимодействия анальгетиков этой группы с опиоидными рецепторами,

их можно представить в виде  следующих групп.

 

Агонисты

 

Морфин Промедол Фентанил Суфентанил Агонисты -антагонисты и частичные агонисты

Пентазоцин Налбуфин Буторфанол Бупренорфин

 

Многие опиоидные анальгетики относятся к первой группе веществ. Однако в этом качестве

могут быть  использованы и агонисты -антагонисты, если у них доминируют свойства агонистов

(например, пентазоцин), а также частичные агонисты. В связи с тем, что эти анальгетики

взаимодействуют с опиоидными рецепторами, их называют опиоидами.

 

Опиоидные анальгетики оказывают выраженное угнетающее влияние на ЦНС. Оно

проявляется анальгетическим, снотворным, противокашлевым действием. Кроме того,

большинство из них изменяют настроение (возникает эйфория) и вызывают лекарственную

зависимость (психическую и физическую).

 

К группе опиоидных анальгетиков относится ряд препаратов, получаемых как из

растительного сырья, так и синтетическим путем.

 

Агонисты опиоидных рецепторов

 

Широкое распространение в медицинской практике  получил алкалоид 1 морфин. Выделяют его

из опия 2, который является застывшим млечным соком, вытекающим из надрезов головок

снотворного мака  -Papaversomniferum (рис. 8.2). В опии, предназначенном для медицинских

целей, должно быть не менее 10% морфина. Всего  опий содержит более 20 алкалоидов.

 

По химической структуре одни алкалоиды опия относятся к производным фенантрена, другие

— к производным изохинолина.

 

Для производных фенантрена (морфин, кодеин и др.) характерно в основном угнетающее

действие на ЦНС (анальгетическое, противокашлевое), а для алкалоидов изохинолинового

ряда (папаверин и др.)  — прямое спазмолитическое действие на гладкие мышцы.

 

В настоящем разделе из алкалоидов опия будет рассмотрен только морфин как типичный

представитель опиоидных (наркотических) анальгетиков.

 

Основным для морфина является болеутоляющий эффект. Морфин обладает достаточно

выраженной избирательностью болеутоляющего действия. Другие виды чувствительности

(тактильную, температурную чувствительность, слух, зре —

 

ние) в терапевти ческих дозах он не подавляет.

 

Механизм болеутоляющего действия морфина выяснен не полностью. Тем не менее есть все

основания считать, что он складыва — ется из следующих основных компонентов: 1) угнетения

процесса межнейронной пе — редачи болевых импульсов в  центральной части афферентного

пути и 2) нарушения субъективно -эмоционального восприятия, оценки боли и реакции на нее 3.

Механизм болеутоляющего действия морфина обусловлен его взаимодействием с

опиоидными рецепторами (μ > κ ≈ δ), агонистом которых он является. Стимуляция морфином

опиоидных рецепторов проявляется активацией эндогенной антиноцицептивной системы и

нарушением межнейронной передачи болевых стимулов на разных уровнях ЦНС. Так,

существенное значение имеет прямое

 

 

угнетающее влияние морфина на спинальные нейроны. При этом происходит нарушение

межнейронной передачи возбуждения на уровне задних рогов спинного мозга. Важно также

действие морфина на супраспинальные ядра, участвующие в нисходящем контроле

активности нейронов задних рогов спинного мозга. В эксперименте показано, что введение

морфина в некоторые из этих ядер (например, в околоводопроводное серое вещество, в

ретикулярные парагигантоклеточное и гигантоклеточное ядра) вызывает аналь — гезию.

Важность нисходящей  системы доказывается также тем, что разрушение большого ядра шва

в значительной степени снижает анальгетическое действие морфина. Таким образом,

угнетающее влияние морфина на передачу болевых импульсов в спинном мозге с первичных

афферентных волокон на вставочные нейроны склады — вается из усиления нисходящих

тормозных влияний и прямого угнетающего дей — ствия на межнейронную передачу в спинном

мозге. Эти виды действия локализу — ются как на постсинаптических нейронах, так и на уровне

пресинаптических окончан ий. В последнем случае морфин, стимулируя пресинаптические

 

опиоидные рецепторы окончаний первичных афферентов, уменьшает высвобождение

медиаторов (например, глутамата, субстанции Р), принимающих участие в передаче

ноцицептивных стимулов. Торможение постсинаптических нейронов обусловлено их

гиперполяризацией (за счет активации постсинаптических К +-каналов). Нарушение морфином

межнейронной передачи в спинном мозге снижает интен — сивность импульсации,

поступающей в восходящие афферентные пути, а также уменьшает двигательные и

вегетативные реакции .

 

Изменение восприятия боли связано, по -видимому, не только с уменьшением поступления

болевых импульсов к вышележащим отделам, но также с успокаивающим действием

морфина. Последнее, очевидно, сказывается на  оценке боли и ее эмоциональной окраске,

что имеет важное значение для двигательных и вегетативных проявлений боли. Роль

психического состояния для оценки болевых ощущений очень велика. Достаточно отметить,

что положительный эффект плацебо при некоторых болях достигает 35 -40%.

 

Успокаивающее действие морфина может быть связано с его влиянием на нейроны коры

головного мозга, на активирующую восходящую ретикулярную формацию ствола головного

мозга, а также на лимбическую систему и гипоталамус. Например, известн о, что морфин

угнетает реакцию активации коры головного мозга (подавляет десинхронизацию ЭЭГ на

внешние раздражения), а также реакцию лимбической системы и гипоталамуса на

афферентные импульсы.

 

Одно из типичных проявлений психотропного действия морфина  — вызываемое им

состояние  эйфории 1, которая заключается в повышенном настроении,

 

Анальгетический эффект морфина обусловлен его стимулирующим влиянием на  опиоидные

рецепторы на разных уровнях ЦНС.

 

1 — влияние на пресинаптические рецепторы первичных афферентов (приводит к снижению

высвобождения медиаторов, например субстанции Р, глутамата);  2 — влияние на

постсинаптические рецепторы нейронов заднего рога спинного мозга, приводящее к

угнетению их активности;  3, 4 — активация антиноцицептивной системы среднего и

продолговатого мозга (центральное серое вещество, ядра шва) усиливает нисходящее

торм озное влияние на проведение болевых импульсов в задних рогах спинного мозга;  5 —

угнетение межнейронной передачи болевых импульсов на уровне таламуса;  6 — при

воспалении снижение чувствительности окончаний афферентных нервов. PAG  —

околоводопроводное серое  вещество; LC  — голубое пятно; NRM  — большое ядро шва; HA  —

адренергические волокна; Энк.  — энкефалинергические волокна; Серот.  — серотонинергические

волокна; минус  — тормозное влияние.

ощущении душевного комфорта, положительном восприятии окружающей обстановки и

жизненных перспектив независимо от реальной действительности. Особенно выражена

эйфория при повторном применении морфина. Однако у некоторых людей отмечается

обратное явление: плохое самочувствие, отрицательные эмоции (дисфория 1).

 

В терапевтическ их дозах морфин вызывает сонливость, а при благоприятных условиях

способствует развитию сна 2. Сон, вызванный морфином, обычно поверхностный и легко

прерывается внешними раздражителями.

Одним из проявлений центрального действия морфина служит снижение температуры тела,

связанное с угнетением центра теплорегуляции, расположенного в гипоталамусе. Однако

отчетливая гипотермия наблюдается только при введении больших доз морфина. Вместе с

тем морфин может оказывать стимулирующее влияние на определенные центры

гипоталамуса. В частности, это приводит к повышению выделения антидиуретического

гормона (вазопрессина) и уменьшению диуреза.

 

Наблюдаемое при введении морфина (особенно в токсических дозах) сужение зрачков (миоз)

также имеет центральный генез и связано с возбуждением центров глазодвигательного

нерва. Последнее является, по -видимому, вторичным и возникает в результате воздействия

морфина на вышележащие отделы ЦНС. Такое предположение основывается на том, что у

декортицированных собак морфин не вызывает миоза.

 

С ущественное место в фармакодинамике морфина занимает его действие на продолговатый

мозг, и в первую очередь на центр дыхания. Морфин (начиная с терапевтических доз)

угнетает центр дыхания, снижая его возбудимость к углекислоте и рефлекторным

воздействиям.  Сначала наступает урежение частоты дыханий, которое компенсируется

увеличением их амплитуды. При повышении дозы до субтоксической ритм дыхания снижается

еще больше, падают амплитуда одиночных дыханий и минутный объем. Нередко отмечается

неправильный дыхате льный ритм, возможно периодическое дыхание (при токсических дозах

веще — ства). При отравлении морфином смерть наступает от паралича центра дыхания.

 

Морфин угнетает центральные звенья кашлевого рефлекса и обладает выраженной

противокашлевой активностью.

 

 

На рвотный центр морфин, как правило, действует угнетающе. Однако в части случаев он

может вызывать тошноту и рвоту. Связывают это с возбуждающим действием морфина на

хеморецепторы пусковой зоны  (trigger zone), расположенной на дне IV желудочка и

активирую щей центр рвоты . Центр блуждающих нервов морфин возбуждает,

особенно в больших дозах. Возникает брадикардия. На сосудодвигательный центр

практически не влияет. Спинномозговые рефлексы при введении морфина в терапевтических

дозах обычно не меняются, в больших дозах  — угнетаются.

 

Таким образом, влияние морфина на ЦНС довольно разнообразно.

 

Морфин оказывает выраженное влияние на многие гладкомышечные органы, содержащие

опиоидные рецепторы. В отличие от алкалоидов опия изохинолинового ряда (например,

папаверина) морфин стимулирует гладкие мышцы, повышая их тонус.

 

 

Со стороны желудочно -кишечного тракта наблюдаются повышение тонуса сфинктеров и

кишечника, снижение перистальтики кишечника, способствующей продвижению его

содержимого, увеличение сегментации кишечника. Кроме того, уменьшаются секреция

поджелудочной железы и выделение желчи. Все это замедляет продвижение химуса по

кишечнику. Этому способствуют также более интенсивное всасывание воды из кишечника и

уплотнение его содержимого. В итоге развивается запор (обстипация).

 

Морфин может существенно  повышать тонус сфинктера Одди (сфинктер печеночно —

поджелудочной ампулы) и желчных протоков, что нарушает процесс поступления в кишечник

желчи. Снижается и выделение панкреатического сока.

 

Морфин повышает тонус и сократительную активность мочеточников. Он также тонизирует

сфинктер мочевого пузыря, затрудняя мочеотделение.

Под влиянием морфина повышается тонус бронхиальных мышц, что может быть связано как с

его действием на опиоидные рецепторы мышц, так и с высвобождением гистамина.

Непосредственно на сосуды морфин практически не влияет.

 

В терапевтических дозах он, как правило, не изменяет уровень артериального давления. При

увеличении дозы может вызывать небольшую гипотензию, которую относят за счет

незначительного угнетения сосудодвигательного центра и вы свобождения гистамина. На

фоне действия морфина может развиться орто -статическая гипотензия.

 

Из желудочно -кишечного тракта морфин всасывается недостаточно хорошо. Кроме того,

значительная его часть инактивируется в печени при первом про —

 

хождении через нее . В связи с этим для более быстрого и выраженного эффекта препарат

обычно вводят парентерально. Длительность анальгезирующего действия морфина 4 -6 ч.

Определяется она довольно быстрой биотрансформацией морфина в печени и выведением

его из организма 1. Через  гематоэнцефалический барьер морфин проникает плохо (в ткани

мозга попадает около 1% от введенной дозы). Морфин в неизмененном виде (10%) и его

конъюгаты (90%) выделяются преимущественно почками и в небольшом количестве (7 -10%) —

желудочно -кишечным трактом , куда попадают с желчью.

 

В качестве одного из заменителей морфина иногда используют омнопон (пантопон),

представляющий собой смесь гидрохлоридов 5 алкалоидов опия как фенантренового

(морфин, кодеин, тебаин), так и изохинолинового (папаверин, наркотин) ряд а.

Фармакодинамика омнопона в целом аналогична таковой морфина. Одно из отличий

заключается в том, что омнопон в меньшей степени, чем морфин, повышает тонус гладких

мышц.

 

Помимо морфина, в медицинской практике нашли применение многие синтетические и

полусинтетические препараты. Структуры некоторых из них приведены ниже.

 

К числу таких анальгетиков относятся производные пиперидина, имеющие аналогичный с

морфином спектр рецепторного действия . Одним из широко

распространенных в прак тике препаратов этого ряда является промедол (тримеперидина

гидрохлорид). По обезболивающей активности он уступает морфину в 2 -4 раза 2.

 

Продолжительность действия 3 — 4 ч. Тошноту и рвоту вызывает реже, чем морфин. Несколько

меньше угнетает центр дыхания.

 

Промедол (и сходный с ним по структуре и действию анальгетик меперидин) в организме

подвергаются биотрансформации с образованием нейротоксичного N — деметилированного

метаболита. Последний стимулирует ЦНС (возможны тремор, подергивания мышц,

гиперрефлексия,  судороги). Метаболит имеет длительный период «полужизни» (t  1/2 = 15-20

ч). Поэтому промедол (и меперидин) рекомендуется применять только кратковременно (до 48

ч).

 

1 Выделен метаболит морфин -6-глюкуронид. Он активнее морфина и действует несколько

продол жительнее.

 

2 Для получения необходимого эффекта промедол применяют в бóльших дозах, чем морфин.

 

 

 

Тонус гладкомышечных органов снижает (мочеточники, бронхи) либо повышает (кишечник,

желчевыводящие пути), но уступает по спазмогенному эффекту морфину. В небольшой

степени усиливает сократительную активнос ть миометрия. Из желудочно -кишечного тракта

всасывается хорошо.

 

Другой представитель производных пиперидина  — фентанил (сентонил)  — обладает очень

высокой анальгетической активностью. По экспериментальным данным, полученным разными

методами исследования, о н превосходит по активности морфин в 100 -400 раз 1.

Отличительной особенностью фентанила является кратковременность вызываемого им

обезболивания (20 -30 мин при внутривенном введении). Эффект развивается через 1 -3 мин.

Фентанил вызывает выраженное (вплоть до  остановки дыхания), но непродолжительное

угнетение центра дыхания.

 

Он повышает тонус скелетных мышц, в том числе мышц грудной клетки. Последнее ухудшает

легочную вентиляцию и затрудняет проведение искусственного или вспомогательного

дыхания. Для снижени я тонуса мышц обычно применяют антидеполяризующие

курареподобные средства. Нередко возникает брадикардия (устраняется атропином).

Метаболизируется он в печени. Однако прекращение эффекта связано главным образом с

перераспределением фентанила в организме (п роисходит снижение концентрации фентанила

в ЦНС за счет повышения его содержания в периферических тканях).

 

Синтезированы еще более активные аналоги фентанила  — суфентанила цитрат и алфентанил.

По фармакологическим свойствам, включая побочные эффекты, оба п репарата в основном

сходны с фентанилом. Однако при парентеральном введении их действие наступает еще

быстрее, чем у фентанила. По продолжительности анальгезии и «периоду полужизни» (t 1/2) их

можно расположить в следующем порядке: фентанил (t 1/2 = 3,6 ч) >  суфентанил (t 1/2 = 2,7 ч) >

алфентанил (t 1/2 = 1,3 ч). Прекращение эффекта также происходит быстрее у суфентанила и

алфентанила. В отличие от фентанила и суфентанила для алфентанила более типичен

гипотензивный эффект.

 

Следует учитывать, что продолжительно сть эффекта фентанила и его аналогов зависит от

возраста пациента (она больше у пожилых людей) и от функции печени (эффект значительно

возрастает при циррозе печени).

 

Ко всем агонистам опиоидных рецепторов развиваются привыкание (включая перекрестное) и

лекарственная зависимость (психическая и физическая).

 

Применяют опиоидные анальгетики при стойких болях, связанных с травмами,

перенесенными операциями, инфарктом миокарда, злокачественными опухолями и др. У

многих из этих препаратов выражена противокашлевая  активность.

 

Фентанил используют главным образом в сочетании с нейролептиком дроперидолом (оба

вещества входят в состав препарата таламонал; синоним  — инновар) для

нейролептанальгезии 2.

 

1 Назначают фентанил в дозах, которые в 100 раз и более меньше дозы  морфина.

 

2 Нейролептанальгезия  является особой разновидностью общего обезболивания.

Достигается она комбинированным применением антипсихотических средств

(нейролептиков), например дроперидола  и активного опиоидного

анальгетика (группы  фентанила).При этом антипсихотический (нейролептический) эффект

сочетается с выраженной анальгезией. Сознание сохраняется. Действуют оба препарата

быстро и кратковременно. Это облегчает введение в нейролептанальгезию и выход из нее.

Если к средствам для н ейролептанальгезии добавляют азота закись, такой способ общей

анестезии называется нейролептанестезией. Кроме того, одним из видов общего

обезболивания, используемого при проведении хирургических операций, является так

называемая  сбалансированная анестезия . Имеется в виду комбинированное применение

барбитурата ультракороткого действия, опиоидного анальгетика, антидеполяризующего

миорелаксанта и азота закиси.

 

Широко используют опиоидные анальгетики для премедикации перед проведением

хирургических вмешательст в. Вводят морфин и при местном обезболивании, так как он

усиливает действие местных анестетиков.

 

Последние годы успешно используется трансдермальная система фентанила для лечения

хронических болей (пластыри с фентанилом наносят накожно через каждые 72 ч).

 

При применении опиоидных анальгетиков (например, промедола) для обезболивания родов

следует учитывать, что все они проникают через плацентарный барьер и вызывают угнетение

центра дыхания плода. Если, несмотря на предосторожности, у новорожденного возникла

асфиксия, в пупочную вену вводят антагонист опиоидных анальгетиков налоксон.

 

При болях, вызванных спазмами желчных протоков или мочеточников, а также при язвенной

болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, кишечных коликах более показано

применение пром едола и омнопона, так как они меньше, чем морфин, повышают тонус

гладких мышц. Однако и эти препараты в указанных случаях целесообразно вводить в

сочетании с м -холиноблокаторами (например, с атропином) или спазмолитиками миотропного

действия (типа папавери на). Иногда опиоидные анальгетики назначают при сильном кашле, а

также при одышке, связанной с недостаточностью левого желудочка сердца.

 

Из побочных эффектов могут быть тошнота, рвота, брадикардия, запор и др. Препараты

следует с осторожностью применять у  больных с дыхательной недостаточностью, при

нарушенной функции печени. Они противопоказаны детям до 3 лет и в старческом возрасте

(вследствие угнетающего действия на центр дыхания).

 

Агонисты -антагонисты и частичные агонисты опиоидных рецепторов

 

Агонисты -ан тагонисты неодинаково действуют на разные типы опиоидных рецепторов: одни

типы рецепторов стимулируют (агонистическое действие), другие блокируют

 

(антагонистическое действие). К числу таких препаратов относятся пентазоцин, буторфанол,

налбуфин .

 

Примечание. Количеством плюсов обозначена выраженность эффекта; ?  — маловыраженный

эффект.

 

Первым препаратом этого типа, внедренным в медицинскую практику, был пентазоцин

(лексир, фортрал). По сравнению с фенантреновыми производными в структуре пентазоцина

отсутствует один из циклов. Препарат является агонистом δ — и κ -рецепторов и антагонистом

μ -рецепторов. Он уступает морфину по анальгетической активности и длительности де йствия.

Пентазоцин привлек внимание в связи с тем, что при его применении относительно невелик

(по сравнению с опиоидными анальгетиками агонистами) риск возникновения лекарственной

зависимости (не вызывает эйфорию; может вызывать дисфорию). Он несколько ме ньше, чем

морфин, угнетает дыхание, при его применении реже развивается запор. Пентазоцин

вызывает повышение давления в легочной артерии; возрастает центральное венозное

давление, что приводит к увеличению преднагрузки на сердце. Повышает работу сердца. В

связи с этими гемодинамическими эффектами пентазоцин не следует применять при

инфаркте миокарда. Из желудочно -кишечного тракта всасывается хорошо. Пентазоцин

является также антагонистом опиоидных анальгетиков агонистов, однако это его действие

выражено сла бо. Проявляется антагонизм, в частности, в том, что при введении пентазоцина

лицам с лекарственной зависимостью к опиоидным анальгетикам агонистам у них

развивается абстинентный синдром.

К агонистам -антагонистам относятся также буторфанол (морадол,  стадол) и налбуфин

(нубаин).

Буторфанол по фармакологическим свойствам сходен с пентазоцином. Является агонистом κ —

рецепторов и слабым антагонистом μ -рецепторов. Активнее морфина в 3 -5 раз. Аналогично

пентазоцину повышает давление в легочной артерии и увел ичивает работу сердца, в связи с

 

чем его не рекомендуется применять при инфаркте миокарда. Дыхание угнетает в меньшей

степени, чем морфин. Лекарственную зависимость вызывает реже морфина. Вводят

внутривенно или внутримышечно, иногда интраназально (через 3 -4 ч).

 

Налбуфин является агонистом κ -рецепторов и слабым антагонистом μ -рецепторов. По

активности примерно соответствует морфину. Фармакокинетика сходна с таковой морфина.

На гемодинамику практически не влияет. Лекарственную зависимость вызывает редко

(прим ерно с такой же частотой, как пентазоцин). Вводят парентерально через 3 -6 ч.

 

Бупренорфин (бупренекс) является частичным агонистом μ -рецепторов. По анальгетической

активности превосходит морфин в 20 -601 раз и действует более продолжительно (медленно

диссоци ирует из связи с опиоидными рецепторами). Эффект развивается медленнее, чем у

морфина. Меньше, чем морфин, влияет на желудочно -кишечный тракт. Не повышает

давление в желчном пузыре и протоке поджелудочной железы. В меньшей степени

задерживает продвижение х имуса по кишечнику. Из желудочно -кишечного тракта всасывается

относительно хорошо . Основная часть неизмененного препарата выделяется

кишечником, метаболиты  — почками. Наркогенный потенциал относительно низкий.

Абстиненция протекает менее тягостно, чем у морфина.

 

Вводят парентерально и сублингвально (через 6 ч). При сублингвальном пути введения

биодоступность соответствует примерно 50%.

 

1 Различия в анальгетической активности проявляются разными дозами препаратов. Однако

для практики более  важна анальгетическая эффективность веществ при использовании их в

терапевтических дозах. Оказывается, что последняя практически однотипна для всех

опиоидных анальгетико.

 

Случайная или преднамеренная передозировка опиоидных анал ьгетиков приводит к острому

отравлению. Проявляется оно оглушением, потерей сознания, коматозным состоянием.

Дыхание при этом угнетено. Минутный объем дыхания прогрессирующе падает. Появляется

неправильное и периодическое дыхание. Кожные покровы бледные, х олодные, слизистые

оболочки цианотичны. Одним из диагностических признаков острого отравления морфином и

подобными ему веществами является резкий миоз (однако при выраженной гипоксии зрачки

расширяются). Нарушается кровообращение. Снижается температура тел а. Смерть наступает

от паралича дыхательного центра.

 

 

Лечение острых отравлений  опиоидными анальгетиками сводится к следующему. Прежде

всего необходимо сделать промывание желудка, а также ввести адсорбирующие средства и

солевые слабительные. Это особенно важно в случае энтерального введения веществ и их

неполной абсорбции.

 

При развившемся токсическом действии используют специфический  антагонист опиоидных

анальгетиков налоксон (наркан), блокирующий все типы опиоидных рецепторов. Свойствами

агониста опиоидных рецепторов налоксон не обладает. Он устраняет не только угнетение

дыхания, но и  большинство других эффектов опиоидных анальгетиков, в том числе и

агонистов -антагонистов. При передозировке бупренорфина налоксон значительно менее

эффективен. При введении внутрь препарат всасывается, но бóльшая его часть разрушается

при прохождении через  печень. Вводят налоксон внутривенно и внутримышечно. Действие

наступает быстро (примерно через 1 мин) и продолжается до 2 -4 ч.

 

Для внутривенного введения создан и длительно действующий (10 ч) антагонист налмефен.

 

При остром отравлении опиоидными анальгетиками может возникнуть необходимость в

искусственном дыхании. В связи со снижением температуры тела таких пациентов следует

держать в тепле. Если смерть при отравлении опиоидами, которые в основном

метаболизируются в организме, например морфином, не на —

 

с тупила в первые 6 -12 ч, прогноз считается благоприятным, так как за это время бóльшая

часть введенного препарата инактивируется.

 

Налтрексон также является универсальным антагонистом опиоидных анальгетиков. Он

примерно в 2 раза активнее налоксона и действует значительно более продолжительно (24 —

48 ч). Из побочных эффектов может вызывать бессонницу, тошноту, спастические боли в

област и живота, суставные боли. Предназначен только для энтерального применения.

Используется в основном в комплексе лечения опиоидных наркоманий.

 

Как уже отмечалось, при длительном применении опиоидных анальгетиков развивается

лекарственная зависимость (психическая и физическая ), являющаяся обычно причиной

хронического отравления этими препаратами.

 

Возникновение лекарственной зависимости в значительной степени объясняется

способностью опиоидных анальгетиков вызывать эйфорию. При этом устраняются

неприятные эмоции, усталость, появляются хорошее настроение, уверенность в себе,

частично восстанавливается работоспособность. Эйфория обычно сменяется чутким, легко

прерываемым сном.

 

При повторных приемах опиоидных анальгетиков к ним развивается привыкание. Поэтому

наркоманам для достижения эйфории необходимы все более высокие дозы соответствующих

веществ.

 

Резкое прекращение введения препарата, вызвавшего лекарственную зависимость, приводит

к  явлениям лишения (абстиненции) . Появляются страх, тревога, тоска, бессонница.

Возможны двигательное беспокойство, агрессивность и другие симптомы. Нарушаются

многие физиологические функции. Иногда возникает коллапс. В тяжелых случаях

абстиненция может быть причиной смертельного исхода. Введение опиоидного анальгетика

снимает явления  лишения. Абстиненция возникает и в том случае, если на фоне имеющейся

лекарственной зависимости пациенту вводят налоксон (а также пентазоцин).

 

Постепенно хроническое отравление нарастает. Снижаются умственная и физическая

работоспособность, а также чувствительность кожи, наблюдаются исхудание, жажда, запор,

выпадение волос и др.

 

Лечение лекарственной зависимости к опиоидным анальгетикам  — задача очень сложная.

Необходимо длительное лечение в стационаре. Постепенно снижают дозу и частоту введения

опиоидног о анальгетика. Вводят опиоидные анальгетики длительного действия с более

медленным прекращением эффекта (подробнее см. в учебниках и руководствах по

наркологии и психиатрии). Однако радикальное излечение наблюдается в относительно

небольшом проценте случае в. У большинства пациентов возникают рецидивы. В связи с этим

очень важны профилактические мероприятия: строгий контроль за хранением, назначением и

выдачей опиоидных анальгетиков.