ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ

ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ

К расстройствам восприятия относятся иллюзии, галлюцинации,
психосенсорные расстройства, явления дереализации и депер-
сонализации.
Иллюзии — искаженное восприятие реально существую-
щих предметов, нередко возникающее под влиянием тревоги,
чувства страха, ощущения чего-то значимого для личности. Так,
в темное время суток больной принимает пальто в прихожей за
фигуру притаившегося человека, в речи окружающих слышит
свое имя, угрозы, оскорбления. Иллюзии могут наблюдаться
со стороны различных органов чувств (слуховые, зрительные,
обонятельные и т.д.).
Галлюцинации — восприятие несуществующего в реально-
сти объекта или явления. Галлюцинаторные расстройства — на-
рушения восприятия, указывающие на наличие психоза. Гал-

люцинации классифицируются по органам чувств: зрительные,
слуховые, тактильные, обонятельные, вкусовые и висцеральные
(галлюцинации общего чувства), они нередко сочетаются с бре-
довыми идеями. Особый вид галлюцинаций — императивный, —
при этом больные слышат голоса, приказывающие ударить дру-
гого человека, сказать бранное слово, совершить какой-либо,
в том числе социально опасный поступок. Эти «приказания» не-
редко больными исполняются. Выделяют истинные и псевдогал-
люцинации. Последние отличаются от истинных галлюцинаций
отсутствием реальности — больные слышат «особые голоса»,
отличные от обычных голосов тембром, звуком и т.п. Псевдогал-
люцинаторные образы обладают чертами «сделанности» кем-то
со стороны, «голоса», «видения» имеют интрапроекцию — слы-
шатся внутри головы, «в голове показывают картинки, образы»
и т.п. Псевдогаллюцинации являются составной частью синдро-
ма Кандинского—Клерамбо.
Психосенсорные расстройства — такие патологические
восприятия реально существующих объектов, когда их каче-
ства — форма, цвет, размер и т.д. — преобразуются, изменяются.
Расстройство схемы тела — у больного изменяется воспри-
ятие размеров, конфигурации отдельных частей тела — удли-
няются конечности, изменяется форма носа, тело приобретает
необычную легкость, невесомость или наоборот делается тя-
желым.
Дереализация — восприятие измененности окружающей об-
становки, которая кажется нереальной, чуждой. Изменяется ин-
тенсивность цветовой окраски окружающего мира, сам характер
цвета, размеры предметов, зданий и т.п.
Деперсонализация — болезненное восприятие собственной
измененности, утрата собственной идентичности, своего «Я».
Окружающее нередко воспринимается как декорация.
Состояния:
x уже виденное (deja vu) — незнакомые лица, предметы
ощущаются как знакомые;
x уже пережитое (deja entendu) — новые ситуации воспри-
нимаются больным как пережитые ранее;
x уже слышанное (deja vecu) — впервые услышанные слова,
мелодии, звуки ощущаются как знакомые;

x никогда не виденное (jamais vu) — знакомые предметы,
обстановка воспринимаются как новые;
x никогда не пережитое (jamais entendu) — ощущение, что
привычные ситуации возникли впервые;
x никогда не слышанное (jamais vecu) — знакомые слова,
звуки воспринимаются как незнакомые.
Среди расстройств мышления выделяют нарушения ассо-
циативного процесса, а также расстройство суждений и умоза-
ключений.
Ускорение мышления проявляется легкостью возникнове-
ния, увеличением количества ассоциаций и в то же время их по-
верхностностью. Постоянная отвлекаемость от основной темы,
образность, непоследовательность сочетаются с поверхностными
умозаключениями, основанными на случайных ассоциативных
связях.
Замедление мышления — уменьшение и замедление ассо-
циаций, сочетающееся с бедностью и однообразием содержания
мышления. Пациенты тягостно переносят это расстройство, за-
являют, что они стали «тупыми», «глупыми».
Различают нарушения мышления по стройности, когда от-
сутствует связь между фразами, предложениями — разорван-
ность мышления, отсутствие связи между словосочетаниями
и словами — бессвязное, инкогерентное мышление.
Обстоятельность мышления проявляется в медленном пе-
реключении ассоциаций, невозможности отделить главное от
второстепенного, что препятствует возникновению новых ас-
социаций и выражается подробностями, ненужными деталями,
повторяемыми пациентом.
Персеверация мышления — доминирование ограниченного
набора мыслей и представлений, что приводит к однообразным
ответам на разные вопросы.
Резонерство — утрата целенаправленности и многословие
на заданную тему. Больной может говорить длительное время
на любую тему и ничего по существу не сказать. Происходит
подмена четких и ясных ответов бесплодными, пространными
рассуждениями.
Речевые стереотипии проявляются в повторении одних и тех
же фраз, слов, при этом вербигерация — это стереотипичное,

ритмичное повторение отдельных слов, звуков; а «стоячие» обо-
роты — стереотипные выражения, которые больные постоянно
используют в беседе.
Особым расстройством ассоциаций является ментизм (на-
плыв мыслей) — больные сообщают о возникновении мыслей
помимо их воли.
Перерывы в мышлении (шперрунг, остановка или заку-
порка мыслей) — насильственное, помимо воли больного, «ав-
томатическое» исчезновение мыслей, типичное для шизофрении
расстройство.
Аутистическое мышление характеризуется оторванностью
от реальности, сосредоточенностью на собственных внутренних
представлениях, ощущениях.
Символическое мышление проявляется в постоянном ис-
пользовании символов, при этом больные нередко придумывают
собственные слова (неологизмы), в результате их речь становит-
ся непонятной для окружающих.
Паралогическое мышление — сложные псевдологические
рассуждения больных, противоречащие окружающей действи-
тельности.
Патология суждений и умозаключений — нарушение мыш-
ления по содержанию. Этот вид нарушения мышления чаще
всего проявляется бредом, сверхценными идеями и навязчивыми
мыслями.
Бред — патологическое, несоответствующее реальности умо-
заключение, возникающее на болезненной основе, противореча-
щее действительности, неподдающееся разубеждению и активно
отстаиваемое больным, несмотря на веские, убедительные дово-
ды, чем и отличается от простых ошибок суждения. По психо-
патологической структуре и особенностям развития бред можно
разделить на 3 основные группы: 1) первичный; 2) образный;
3) аффективный.
Первичный (интерпретативный) бред — нарушение мыш-
ления, не связанное с какими-либо другими расстройствами пси-
хики. При этом в первую очередь страдает логическое познание,
в то время как образное поражается незначительно. Патологиче-
скому толкованию (интерпретации) подвергаются как явления
внешнего мира, так и субъективные ощущения. Патологические

суждения, подкрепленные доказательствами, разработаны в де-
талях. Первичный бред стоек и имеет склонность к прогресси-
рующему развитию. Длительное время первичный бред может
существовать как единственный явный признак психического
заболевания. В период становления возникают догадки, предпо-
ложения, различные сопоставления; патологически толкуются
происходящие в данный момент события, человеческие взаимо-
отношения, собственные ощущения и чувства. Возникает мно-
жество новых, разрозненных, непонятных умозаключений. Фон
настроения определяется напряженностью, тягостными пред-
чувствиями, неглубокой тревогой, нередко выраженной угнетен-
ностью. В начальный период формирования бреда больной еще
может сомневаться в правильности своих умозаключений, у него
может возникать кратковременное чувство, что его трактовка
неадекватна. Время от времени больные испытывают предчув-
ствие грозящей катастрофы; все исполнено новым и непонятным
смыслом, все таит угрозу (так называемое бредовое настроение).
Возникая в форме эпизодов, бредовое настроение может быть
одним из симптомов перехода начального периода — «инкуба-
ции» — в следующий этап развития («кристаллизации» бреда).
В начальный период второго этапа больные испытывают «оза-
рения», «внезапное понимание». На этапе кристаллизации про-
исходит объединение в систему разрозненных прежде представ-
лений. Система расширяется за счет увеличивающихся в своем
числе новых представлений, а также патологического истолкова-
ния событий прошлой жизни (ретроспективный бред). Создает-
ся разработанная в деталях бредовая концепция. В период кри-
сталлизации бреда изменяется поведение больных. Оно может
целиком зависеть от особенностей бреда. Если раньше больные
избегали открытых столкновений с мнимыми недоброжелате-
лями, то теперь переходят к действиям против них — возникает
симптом «активного преследуемого–преследователя». В одних
случаях больные ограничиваются многочисленными жалобами
и проявляют сутяжное поведение, в других — пытаются физи-
чески уничтожить своих «противников». На этапе стереотипи-
зации бред как бы отливается в одну форму, усложнения его
содержания не происходит, а эффективная насыщенность зна-
чительно уменьшается. Периодически происходит обострение

психического состояния, во время которого часто могут совер-
шаться противоправные действия.
В терминальном периоде, наступающем спустя многие годы
и даже десятилетия после начала болезни, бред постепенно обед-
няется или распадается.
Первичный бред может иметь различное содержание. В про-
цессе развития из монотематичного бред становится политема-
тичным. Первоначальное содержание усложняется, нарастает
идея преследования, если только она не существовала с самого
начала. Бред преследования усложняется преимущественно за
счет идеи величия. В судебно-психиатрической практике наи-
большее значение имеют бредовые состояния со следующим со-
держанием: ревности, ипохондрии, преследования, воздействия,
отравления, ущерба, изобретательства, величия, а также бредо-
вые идеи эротического и сутяжного характера.
Бред ревности (супружеской неверности) — убежденность
в том, что лицо, с которым больной находится в супружеских или
интимных отношениях, изменяет ему с одним или несколькими
лицами. Больной «замечает», что близкий человек становится
невнимательным, проявляет холодность в интимных отношени-
ях или просто уклоняется от них. Одновременно ему начинает
казаться, что тот более внимательно следит за своей внешностью,
выглядит необычно оживленным и смущенным. Со временем
больной «обнаруживает», что свидания якобы происходят и вне
дома, и в домашней обстановке. Он разными путями начинает
следить за действиями близкого ему человека. Больной упорно
требует признать факт измены, постоянно угрожает. Бред ревно-
сти может приводить к агрессивным и криминальным действиям.
Ипохондрический бред — твердое убеждение больного в име-
ющемся у него тяжелом или неизлечимом заболевании. Больные
ведут себя по-разному. Одни упорно разрабатывают методы са-
молечения. Другие постоянно обращаются к врачам самых раз-
личных специализаций, требуя обследования и лечения. Такие
больные начинают подозревать врачей в плохом к себе отно-
шении, даже в том, что именно врач — виновник его страдания.
Нередки случаи насильственных действий против медицинских
работников. Разновидность ипохондрического бреда — бред фи-
зического недостатка или уродства — дисморфомания. Обычно

он касается фигуры или видимых частей тела — лица, рук, ног
и т.д. Для исправления мнимого физического дефекта больные
часто прибегают к опасным методам самолечения или упорно
требуют операций, в том числе повторных.
Бред преследования — непоколебимое убеждение больного
в том, что за ним следят, хотят нанести ему физический или мо-
ральный вред или же причинить какое-то зло.
Бред воздействия — стойкое убеждение больного в том, что
его мысли, чувства и поступки подвергаются воздействию некой
внешней силы, которая в отдельных случаях получает точное
определение — воздействие людей, гипноза, электричества, атом-
ной энергии, ультразвука.
Бред отношения. Больные с этим видом бреда утверждают,
что окружающие предметы и явления имеют к ним отношение,
ими улавливается в них какой-то скрытый смысл, намек. Окру-
жающие хотя и говорят о вещах, не имеющих к больному отно-
шения, но в их поступках или словах якобы сокрыт иной смысл,
понятный только больному.
Бред отравления — убеждение в том, что для нанесения вре-
да физическому состоянию больного или с целью его уничтоже-
ния тайно применяются всякие ядовитые вещества. Их якобы
добавляют в употребляемую больным пищу, рассыпают и рас-
пыляют в тех помещениях, где он находится, на предметы мебели
или одежду, которыми он пользуется.
Бред ущерба — твердая убежденность в сознательном нане-
сении больному материального вреда, чаще всего путем порчи,
подмены или воровства личных вещей, мебели или продуктов
питания. Бред ущерба чаще всего распространяется на лиц бли-
жайшего окружения, в связи с чем его нередко определяют как
«бред малого размаха».
Бред изобретательства — непоколебимое убеждение боль-
ного в том, что им сделано теоретическое или практическое от-
крытие, имеющее необычное и даже универсальное значение,
внедрение которого облагодетельствует человечество. Всегда
сопровождается необычно упорным сутяжным поведением.
Бред величия — неправдоподобно грандиозное преувеличе-
ние больным своих духовных и физических сил, здоровья, соци-
ального положения и связанных с ними возможностей.

Бред эротический (любовный) — твердая убежденность па-
циента в том, что определенное лицо испытывает к нему любов-
ную страсть и стремится любыми, даже наносящими больному
вред, способами добиться его расположения.
Бред сутяжничества — больного невозможно переубедить
прекратить борьбу за восстановление попранной справедливо-
сти, в частности за защиту его нарушенных прав.
Бред образный. У больного доминирует нарушение чув-
ственного познания. Бредовые идеи возникают без всякой сис-
темы, нередко хаотично. Они не доказываются, а воспринимают-
ся как данность — «я знаю, что меня хотят убить». Господствуют
образные представления, напоминающие по своей наглядности
и непоследовательности грезы и картины сна. Сознание запол-
нено ими. Окружающее воспринимается так, как это бывает при
иллюзиях. Образный бред всегда сочетается с другими расстрой-
ствами. Резко нарушается поведение. Поступки больных непосле-
довательны и часто носят импульсивный характер (вскакивают
на ходу в проходящий транспорт, внезапно покидают его, иногда
на ходу, бегут, не глядя куда, совершают внезапные нападения).
Могут возникать галлюцинации, проявляться элементы синдро-
ма Кандинского—Клерамбо, вкрапливаться эпизоды помрачения
сознания. Образный бред всегда сопровождается выраженными
изменениями аффекта, чаще всего в форме напряженной тревоги.
К разновидностям образного бреда относятся бред инсцени-
ровки и бред значения. При бреде инсценировки больные гово-
рят, что кругом все подстроено, их разыгрывают; окружающие
люди совсем не те, за кого себя выдают, все их поступки имеют
непосредственное отношение к больному, его проверяют, обу-
чают, воспитывают. При бреде значения все окружающее имеет
символический смысл — черный цвет означает скорую смерть
больного и т.д. Смысл окружающего очень изменчив. В неко-
торых случаях окружающие предметы, люди, события получа-
ют фантастическое содержание и обозначение, бредовые идеи
распространяются и на прошлое. При этом обычно возникает
антагонистический бред, при котором все воспринимается как
борьба за личность больного двух противоположных сил — добра
и зла. Для образного фантастического бреда характерны идеи ве-
личия, религиозно-мистического, эротического, а в ряде случаев

космического содержания (война, стихийные бедствия, государ-
ственные перевороты и т.п.).
Аффективный бред своим содержанием отражает господству-
ющий аффект и в большей степени приближается к образному бре-
ду, так как при нем преобладает нарушение чувственного позна-
ния. Логический элемент незначителен. Среди депрессивных форм
бреда чаще всего встречается бред самообвинения и греховности —
убеждение в совершении тяжких, аморальных поступков. При бре-
де самоуничижения моральные и физические качества больного
имеют только отрицательные свойства. При бреде обнищания су-
ществует убежденность в скором или уже имеющемся лишении
всех материальных средств. В ряде случаев депрессивный бред
имеет фантастическое содержание: «вселенской гибели», «вечного
страдания» и т.д. (бред Котара). Возможны разновидности фабулы
«полного одиночества», «гибели мироздания» — нигилистический
бред; иногда больные убеждены в том, что их внутренние органы
или тело в целом подверглись разрушению (ипоходрическая фабу-
ла). Все разновидности депрессивного бреда очень бедны деталя-
ми; разработка его содержания обычно отсутствует.
Среди экспансивных форм бреда чаще всего наблюдают-
ся идеи величия, реформаторства, исключительных моральных
и физических возможностей.
От бредовых идей нужно отличать сверхценные идеи и бредо-
подобные фантазии.
Бредоподобные фантазии — появление в условиях пси-
хотравмирующей ситуации, в частности при аресте, следствии
или вскоре после начала срока содержания под стражей, разно-
образных по сути высказываний, в которых присутствуют идеи
величия, преследования, ущерба, самообвинения, а также сужде-
ний авантюристического или мегаломанического характера. По
сравнению с бредом они лишены непоколебимой уверенности,
изменчивы в своем содержании, зависят от внешних событий,
часто отражают затаенные страхи и желания.
Индуцированный бред — возникает в результате общения
психически больного (индуктора) с близкими ему людьми, ча-
сто родственниками, страдающими бредовыми идеями, суще-
ствующими у больного (индуктора). Эти индуцированные идеи
воспринимаются родственниками и близкими индуктора без

критической переработки. Данный вид бреда характеризуется
нестойкостью и исчезает нередко после разрыва контакта с ин-
дуктором.
Резидуальный бред — бред, остающийся у больного после
перенесенного, чаще всего острого психоза, когда создается твер-
дая убежденность, что все что «казалось» ему в болезненном со-
стоянии существовало на самом деле.
Симптом Капгра — убежденность больного в том, что окру-
жающие выдают себя за других, «маскируются». Выделяют
симптом положительного двойника — знакомые больного «ма-
скируются» под незнакомых, симптом отрицательного двойни-
ка — незнакомые притворяются знакомыми, вариант Фреголи —
один и тот же человек появляется в различных обличиях.
Сверхценные идеи — болезненные суждения, которые
не поддаются коррекции, занимают в психике больного домини-
рующее значение, сопровождаются необычно сильной длительно
существующей аффективной окраской. В основе сверхценной
идеи, в отличие от бредовой, всегда лежит какой-либо реальный
факт, который гиперболизируется, трансформируется и которым
больные начинают руководствоваться.
Навязчивые идеи — мысли, представления, сомнения, кото-
рые характеризуются, во-первых, тем, что не поддаются контро-
лю пациента, а, во-вторых, чужды ему, восринимаются критиче-
ски и переживаются эмоционально крайне болезненно.
Навязчивые состояния с известной условностью разделяют
на две группы — отвлеченные, не сопровождаемые выраженным
аффективным компонентом, и образные, с постоянными аффек-
тивными расстройствами.
Отвлеченные навязчивости — навязчивый счет (этажей
в зданиях, проезжающих мимо машин и т.п.); навязчивые при-
поминания (имен, телефонов, определений). Навязчивое му-
дрствование (умственная жвачка) — возникновение вопросов
абстрактного содержания, обращенных к самому себе. Каждый
такой вопрос влечет за собой возникновение нового.
Среди аффективных навязчивостей выделяют следующие.
Навязчивые сомнения — непроизвольно возникающая мучи-
тельная неуверенность в правильности и завершенности совер-
шаемых действий, сопровождается их многократными проверкой

и повторением. Например, больной десятки раз возвращается,
чтобы проверить, хорошо ли заперта входная дверь. Навязчивая
ругань, циничные слова и выражения, возникающие по отноше-
нию к тем, кого уважают.
Навязчивые воспоминания — неотвязное воспоминание ка-
кого-либо неприятного или мучительного события прошлого.
Навязчивые идеи нередко сопровождаются другими навяз-
чивостями: влечениями, страхами (фобиями), ритуалами.
Навязчивые влечения — появление вопреки воле и желанию
стремления больного совершить то или иное, зачастую опасное,
действие — ударить находящегося рядом человека, броситься под
колеса машины и т.п.
Навязчивые действия — движения, совершаемые помимо
желания, например, периодическое подергивание плечами, при
этом сохраняется отрицательное отношение к происходящему.
Навязчивые страхи (фобии) — распространенная форма
навязчивых состояний. Содержание фобий крайне разно-
образно: страх перехода улиц и площадей, страх остаться од-
ному в закрытом помещении, страх острых предметов, высоты,
покраснения и т.д. Возникновение аффективно окрашенных
навязчивостей всегда влечет за собой появление вегетативных
симптомов — тахикардии, потливости, побледнения, голово-
кружения, одышки.
Навязчивые состояния часто сопровождаются ритуалами —
действиями, которые производят для предупреждения мнимого
несчастья: страдающий страхом загрязнения человек через опре-
деленные промежутки времени моет руки; больной, прежде чем
сесть, обязательно несколько раз поворачивается кругом и т.п.
Импульсивные состояния включают импульсивные действия
и импульсивные влечения.
Импульсивные действия совершаются без борьбы мотивов.
Возникают при наличии выраженных расстройств психической
деятельности — при образном бреде, состояниях помраченного
сознания, кататоническом возбуждении. Характеризуются вне-
запностью появления и отсутствием конкретного мотива, выпол-
няются автоматически. Больной внезапно подбегает и наносит
незнакомым людям удары, бросает ребенка в воду, совершает
агрессивные поступки.

К расстройствам памяти относят амнезии, псевдоремини-
сценции, конфабуляции.
Память — способность воспринимать, фиксировать и вос-
производить впечатления, сведения, совокупные факты прошло-
го опыта.
Амнезия — отсутствие памяти (беспамятство), на определен-
ные периоды времени.
Ретроградная амнезия — выпадение из памяти прошлых
воспоминаний и событий, непосредственно предшествовавших
развитию нарушений психической деятельности в форме помра-
чения или выключения сознания. Распространяется на разные
периоды времени — от нескольких минут до многих лет.
Антероградная амнезия — утрата воспоминаний на события,
относящиеся к периоду, непосредственно следующему за оконча-
нием выключения или помрачения сознания и некоторых других
психических расстройств. Охватывает промежутки времени от
минут до часов, дней, редко недель.
Антероретроградная амнезия — сочетание обоих типов ам-
незии: выпадение из памяти событий как предшествовавших бо-
лезненному состоянию, так и следовавших за ним.
Амнезия фиксационная — потеря способности запоминать
текущие события.
Амнезия прогрессирующая — постепенное, нарастающее
опустошение запасов памяти, развивающееся от запамятования
событий последнего времени к забыванию событий прошлого,
в том числе и самых отдаленных, касающихся юности и детства.
Псевдореминисценции — бывшие в действительности собы-
тия, перенесенные в другие периоды времени.
Конфабуляции (ложные воспоминания) — сообщения о со-
бытиях, которых на самом деле не было.
Конфабулез — возникновение в короткие промежутки вре-
мени обильных конфабуляций, которые образуют либо один
связный с последовательно развивающимся содержанием рас-
сказ, либо несколько рассказов с разнообразным, но закончен-
ным содержанием. Возникает при ясном сознании и часто не
сопровождается значительными расстройствами памяти.
Эмоции — одна из основных сфер психической деятельно-
сти, отражающая чувственно окрашенную субъективную реак-

цию на окружающую действительность и внутреннее состояние
личности.
К расстройствам эмоционально-волевой сферы относят
гипотимию, гипертимию, эйфорию, дисфорию, тревогу, амби-
валентность, болезненное бесчувствие, эмоциональную лабиль-
ность и эмоциональную ригидность.
Гипертимия — патологическое стойкое повышение настрое-
ния (нередко обозначаемое как восторг, радость, веселье). Наибо-
лее сильное экзальтированное чувство достигает степени экстаза.
Эйфория — повышенное настроение, которое сочетается
с благодушием, беспечностью и бездеятельностью.
Дисфория — пароксизмальное, приступообразное состояние
гнева, раздражения, враждебности, недовольства собой и окру-
жающими, нередко с агрессией.
Тревога — состояние беспокойства с чувством надвигающей-
ся угрозы, внутреннего волнения, сопровождающееся двигатель-
ным возбуждением, напряженностью.
Амбивалентность — одновременное проявление двух взаи-
моисключающих эмоций (любви и ненависти и т.п.).
Болезненное психическое бесчувствие (anaesthesia psy-
chica dolorosa) — тягостное чувство собственного опустошения,
«нечувствия», эмоциональной отстраненности, нередко с бредом
самообвинения.
Алекситимия — невозможность больного описать собствен-
ные эмоциональные переживания.
Эмоциональная лабильность — чрезвычайная неустойчи-
вость, смена эмоций (легкий переход от слез к смеху и наоборот).
Один из вариантов — слабодушие — невозможность контроли-
ровать внешние проявления эмоций в виде слез, умиления и т.п.
Эмоциональная ригидность — тугоподвижность, фиксация
эмоций.
Воля — основной регулирующий механизм поведения, по-
зволяющий сознательно планировать деятельность, преодоле-
вать препятствия, удовлетворять потребности (влечения) в фор-
ме, способствующей большей адаптации.
Влечение — состояние конкретной потребности личности,
необходимость в определенных условиях существования, зави-
симость от их наличия (основные влечения — желания).

Расстройства воли и влечений проявляются в клинике на-
рушениями поведения.
Гипербулия — общее повышение воли и влечений (повыше-
ние аппетита, гиперсексуальность и т.п.).
Гипобулия — общее снижение воли и влечений (снижение
аппетита, подавление всех основных влечений).
Абулия — безынициативность в сочетании с нормальной по-
требностью в еде, сексуальных стремлениях.
Импульсивные влечения — часто возникают на фоне пони-
женного или пониженно-злобного (дисфорического) настрое-
ния. Вначале может происходить борьба с желанием совершить
тот или иной поступок, однако влечение становится неодолимым
и, подчиняя себе все мысли и желания индивида, реализуется.
Часто воспоминания о совершаемых в этот период действиях
неотчетливы или отрывочны. В ряде случаев после своего за-
вершения импульсивное влечение осознается как ненормальное
состояние и даже критически оценивается. К наиболее частым
формам импульсивных влечений относятся: запой (дипсомания),
бродяжничество (дромомания, вагабондаж), страсть к поджогам
(пиромания), воровству (клептомания), стремление совершить
убийство, самоубийство (гомицидомания, суицидомания) или
нанести себе физические повреждения.
Навязчивые (обсессивные) влечения — возникновение
желаний, расходящихся с требованиями этики, морали и закон-
ности и потому неприемлимых для больного; отказ от их испол-
нения приводит к сильным неприятным переживаниям. Эмоцио-
нально крайне тягостны.
Компульсивное влечение — резко выраженное чувство, по
силе сравнимое с инстинктами (самосохранения, чувством голо-
да, жажды). При нереализации этого влечения возникает невы-
носимое чувство физического и психического дискомфорта, тол-
кающее личность на повторные насилия и серийные убийства.
Психомоторное возбуждение — повышенное двигательное
беспокойсво, хаотические действия, связанные с тревожными,
маникальными, галлюцинаторными, бредовыми переживаниями,
состояниями измененного сознанания.
Ступор — состояние психической и двигательной затормо-
женности.